Category: литература

О «низкорослых абхазах» и тонкостях перевода

Просматривая на досуге раздел исторических документов одного из сайтов (http://abkhazeti.info/history/History.php), основанный на интересном хотя и тенденциозном сборнике материалов с говорящим за себя названием «Абхазия- историческая область Грузии», случайно наткнулся на любопытную выдержку из описания абхазов английским консулом в Сухуме (1867 г.) Дж.Пелгрейвом следующего содержания (http://abkhazeti.info/history/20050616215255316013.php):

Collapse )

Пуризм в языке

Во многих культурах существует практика «очищения» языка от заимствований. Конечно полная чистка, как правило, невозможна. Приходится ограничиваться какими-то рамками.
На протяжении письменного бытия абхазского языка проявлялись разные образцы подхода к иностранным заимствованиям. Часто такие подходы обуславливались политическими мотивами.
Другая особенность пуристских практик в Абхазии – одна эпоха «не помнит» или «плохо помнит» другую.
С необходимостью «фильтровать» лексику впервые столкнулись абхазские переводчики Библии еще до революции. Так, в первом «Отче наш» на абхазском для обозначения слова «земля, мир» употреблялось коренное понятие «апсабара» (ныне – «природа»). Далее почему-то перешли к заимствованному из арабского через турецкое посредство «адуней» («дунья» на арабском).
forbiddenwords

Collapse )

О «Последнем из ушедших»

Одним из наиболее интересных произведений абхазской литературы является роман «Последний из ушедших» Б.Шинкуба. Достоинств у него – масса. Это и богатство и образность языка (для тех кто читает на абхазском), и острота центральной темы – гибель народа, и насыщенность сюжетной линии.

Текст достоин анализа и изучения и сегодня.

 Хочу остановиться на абхазском названии книги – «Ацынцэарах». Слово это не простое. Б.Шинкуба был огромным ценителем и большим знатоком лексики абхазского языка. Собирал редкие выразительные слова. Одним из них является и понятие «ацынцэарах».


Collapse )

Абатаа Беслан и «Планета обезьян»








 

Абатаа Беслан... Для учившихся в школах Абхазии, (по крайней мере тех из них, кто проходил абхазскую литературу) он известен как  погибший «за любовь» герой, воспетый в эффектной поэме рано ушедшим из жизни (1920-е гг.) талантливым поэтом Иуой Когониа. Многие наверняка помнят знаменитое начало поэмы:
(русская транслитерация)
Апсны иаадзаз Абатаа
Дхаца гъьеюн иаамтала
Чапашьалей, пшра-сахьалей
Дкачча-каччон мра-хасабла
(вольный перевод)
Воспитанный Абхазией Абатаа
Был удалым молодцем в свое время
Фигурой и внешним видом
Сиял он как солнце


Вместе с тем мало кто знает, что этот Беслан – вполне историческая личность.

Collapse )

ЧТО АБАЗИНСКИЙ ЯЗЫК ДЛЯ АБХАЗОВ?


Представляю на суд читателей плод длительных размышлений о том, какую пользу можно было бы извлечь из более тесного взаимодействия с абазинами в культурной сфере.

В среде компетентной в языковом вопросе общественности существует консенсус, что абхазский и абазинский языки суть части одного теоретического целого. В этой же среде есть понимание, что абхазы и абазины являются одним народом.[1] Такое видение зафиксировано, хоть и не очень четко, в законе об абхазском гражданстве, где говорится, что «гражданами Республики Абхазия являются: а) лица абхазской национальности (абаза) независимо от их места проживания…» Написанное в скобках слово «абаза» является самоназванием абазин.

 

Collapse )

Евтушенко в Гарпе


Писатель Евгений Евтушенко часто посещал Абхазию. Нередким гостем он был в горном селении Гарп (в составе Отхары), где встречался с Хусином Пилия, известным в свое время человеком и одновременно моим прадедом. А вот, что Евтушенко написал об одной из встреч с Х.Пилия:   

Абхазский крестьянин Пилия был примерно ровесником оберштурмбаинфюрера СС Рауфа, но между ними была существенная разница: Рауф всю жизнь давил людей, а Пилия – виноград.

 

Collapse )

О том как путешественник 15 века не учел мнение авторов книги "Абхазия-историческая область Грузии"

В 1997 году в Тбилиси был издан сборник исторических материалов под названием "Абхазия - историческая область Грузии". 
Collapse )

Апсны – страна души?

Многие люди, в том числе и абхазы, уже привыкли «расшифровывать» абхазское название Абхазии – Апсны – как «страна души». Такая привычка основана на том факте, что в современном литературном абхазском языке «апсы» означает «душу» (а также «мертвеца» кстати), а суффикс «–ны» используется при образовании топонимов (к примеру, Лыхны – крупнейшее село в Абхазии.). Также такой перевод кажется логичным туристам, восхищающимся природными красотами горной страны, и одновременно приятен абхазам, сильно привязанным к своей родине.
Вместе с тем присущие словосочетанию «страна души» в русском языке возвышенность и ассоциативный ряд («душевная страна», «страна для души») не имеют соответствующих устойчивых параллелей в абхазском языке (и это несмотря на любовь абхазов к Абхазии). В чем же загвоздка?
Дело в том, что в литературный абхазский язык попали не все звуки родной речи, а только наиболее распространенные. В частности не попала специфическая фонема с’ (что-то среднее между с и щ). Так вот, изначально Апсны произносилась как Апс’ны (почти Апщны), в то время как слово апсы –душа произносилось с обычным с (а мертвец как раз произносился как апс’ы). Соответственно Апс’ны не могла пониматься как «страна души» (хотя могла пониматься как страна покойника :)).
Значит ли это что Апсны – страна мертвеца?. Думается, что нет, так как однокоренными Апс’ны остались скажем Апс’та – ущелье, апс’ыдз – рыба, то есть слова связанные с водой. Отсюда не предположить ли, что Апс’ны – «страна воды» ?