Category: история

«Тапанта» и прародина абазин (новые мысли о происхождении самоназвания абазин-тапантинцев)

Большая часть абазин в прошлом называла себя словом «т|ап|анта» (по-русски звучит «тапанта). Отсюда - тапантинский диалект абазинского языка, легший в основу национальной литературы.

Общее самоназвание всех абазин - «абаза» - генетически связано и с абхазским самоназванием «апсуа», и известными из древнегреческих, римских и иных источников наименованиями родственных племен «абазги» и «апсилы».

Оставляя в стороне основные этнонимы, попробуем здесь проанализировать слово «тапанта». С точки зрения абхазского и абазинского языков понятие выглядит инородным заимствованием. Ни с помощью абазинского, ни с помощью близкородственного абхазского его очевидным способом расшифровать или перевести не представляется возможным.

Только окончание «та» можно трактовать как суффикс обозначающий в этих языках место (ср. Гумста, Хыпста, Абаата и др.). Возможно это обстоятельство заставило думать некоторых абазинских информаторов, что данное слово обозначает, мол, какую-то определенную территорию на Северном Кавказе. Эта версия, однако, не имеет под собой прочной базы. (Впрочем, как далее станет ясно, «тапанта» может действительно иметь значение региона, но не на Северном Кавказе).


Collapse )

Почему Абхазия не Израиль?

Часто на просторах сети появляются различного рода репортажи и материалы с фотографиями из Абхазии, обильно иллюстрирующие многочисленные разрушенные и ветхие здания в городах страны. Параллельно авторами делается вывод о том, что это, мол, местные от лени или других врожденных качеств все настолько запустили за двадцать лет после войны и ничего не хотят делать. Вот и недавние посты блогера puerrtto из Израиля имеют аналогичный лейтмотив. Нельзя, правда, не отметить, что он поставил современный Сухум выше Батуми, хотя и с оговорками.

[продолжение]Как бы то ни было, хочется проанализировать, насколько оправданы упреки в адрес абхазов и Абхазии, ответить на вопрос, почему за послевоенные годы она не превратилась в подобие всесторонне развитого Израиля.
Конечно, если взглянуть на множество объективных факторов, то нынешнее положение Абхазии становится легко объяснимым.
В начале 90-х Абхазия пережила три тяжелейших удара – развал СССР, война, последовавшая изоляция. Вся абхазская индустрия была завязана на большую страну, подпитывалась ею, продукция потреблялась в ней. Без СССР вся эта инфраструктура оказалась не востребована и добита войной. Переориентировать всю эту промышленность после войны было очень сложно в условиях непризнанности и закрытости границ вплоть до 2000-х. Тогда кстати все грузины были абсолютно уверены, что Россия никогда не признает Абхазию.
Соответственно, долгое время в Абхазии стояла лишь задача выживания и она была выполнена. Более того, абхазам удалось постепенно реанимировать туризм, который к моменту признания уже вполне превратился в не идеальную, но вполне устойчивую отрасль.
В отличие от Израиля, абхазы могли мало рассчитывать на внешнюю помощь, хотя за рубежом и есть состоятельные уроженца страны, но сравниться с мощью еврейского капитала (чего стоят одни Ротшильды, щедро вложившиеся в освоение евреями Святой Земли) они не могут. Плюс любой капитал всегда боится политических рисков, а они в Абхазии до сих пор видимо считываются.
Поэтому инвестиции, на которые Абхазия могла рассчитывать оказываются незначительными.
Но не все так уж плохо. В Абхазии сложились относительно благоприятные условия для ведения малого бизнеса. И он здесь, кажется, неплохо развился. Ему не хватает сил, чтобы поднять огромные объекты советской эпохи, но обеспечить жизнь части населения - вполне. Судьбу советских реликтов, к слову, еще предстоит решить.
Большой вклад в разруху вносит и демографический кризис. Помимо СССР, функционирование инфраструктуры обеспечивало и полумиллионное население, однако сегодня в Абхазии проживает порядка 200 тысяч. В этой сфере властям особо нечем похвастать. К слову, израильское государство и сегодня представляет собой огромный пылесос, выуживающий евреев со всех уголков мира – даже из таких стран как Франция и США.
Что касается абхазской лености, то это стереотип, раздутый кем-то. В прошлом абхазы жили практически исключительно в деревнях, были привычны к физическому труду, обеспечивая себя почти всем необходимым, редко что покупая ( и сегодня абхазская деревенская культура жива, хотя и впитала много нового). Миф об абхазской лени возник, возможно, из за того, что абхазы соразмеряли свой труд с особенностями страны, не желая перетруждаться, негативно относились к торговле и наемному труду – считали такой образ бытия ущербным. Конечно праздношатающихся в Абхазии тоже хватает, но это скорее социально-экономическое явление, чем какая то собственно национальная особенность. Множество примеров, где абхазы создали эффективные самобытные бизнесы (производство вина, аджики, мобильная связь, национальная система безналичной оплаты) и постепенно страна развивается.
Правда, кажется, темпы развития для настоящего возрождения должны быть повыше. Как это обеспечить – открытый вопрос.

Загадки абазинского народа

Абазины, как известно, являются самым близким абхазам по языку и происхождению самостоятельным народом. История их, однако, изучена недостаточно – то, что мы о них достоверно знаем порождает больше вопросов, чем дает ответов. Удовлетворительных разгадок множества настоящий тайн, связанных с ключевыми аспектами возникновения и формирования абазинского народа, у нас до сих пор нет. Это особенно прискорбно, так как разрешение этих головоломок (о них ниже) позволило бы пролить свет на некоторые важнейшие главы истории абхазов и Абхазии.

Загадка №1 – Самоназвание абазин
В отличие от кабардинцев, черкесов и адыгейцев, именующих себя единообразно – «адыгэ», абхазы и абазины не имеют общего самоназвания. [Далее]Абхазское «апсуа» абазины в отношении себя не употребляют (за исключением части абазин-ашхарцев – вероятно выходцев из района Псху – в прошлом называвших себя «апсуа»). Вместо этого они говорят «абаза» мн.«абазакуа». Более того название абхазов абазины заимствовали из русского – «абхазкуа». Только относительно недавно слова «апсуа» и «Апсны» стали использоваваться в абазинском литературном языке как заимствования непосредственно из абхазского. (Справедливовсти ради скажу, что в советское время у абазин появился аул Апсуа – ударение на последний слог – переименованный из Чагьарыйа. Кто придумал именно так переименовать - неизвестно). И это все при том, что абхазский и абазинский языки относительно взаимопонятны – по крайней мере в не меньшей степени, чем адыгейский и кабардино-черкесский.
Дальше – больше. Есть подозрение (вполне, видимо, обоснованное), что слово «абаза» абазины позаимствовали у адыгов, которые именовали так всех абхазо-абазин. В прошлом же большинство абазин использовало самоназвание «тапанта» (отсюда тапантинский диалект, лежащий в основе литературного абазинского языка). Что значит «тапанта», точно никто не знает, но на коренное это слово оно не похоже.
По некоторым данным, в Турции абазины для самоопределения также используют слово «адгьа» - «адыг».
Прояснить дело не поможет, даже если мы вспомним средневековых абазгов и апсилов. Традиционная абхазская историография рассуждает просто – от абазгов произошли, мол, абазины, от апсил – апсуа-абхазы. Хотя рациональное зерно тут есть, однако фактология не позволяет напрямую увязать название абазин с абазгами.
Загадка №2 – Откуда, почему и когда появились абазины на Северном Кавказе?
Почти все сходятся во мнении, что абазины родом либо из Абхазии, либо из прилегающих районов (от Гагр до территории шапсугов включительно). Однако ни предания, ни исторические источники не дают никаких однозначных указаний на то, как мог происходить процесс переселения. Все строится на догадках и додумках.
Есть топоним «Лоо» в Лазаревском районе Сочи (одна из главных княжеских фамилий тапантинцев). Однако в 19 веке там жили убыхи из общества Вардане. В том числе отсюда кстати происходит известная версия Лаврова о том, что абазины – перешедший на абхазское наречие убыхоязычный народ. Сюда примыкает предположение об абазинском происхождении шапсугов и абадзехов, которые, мол, впоследствии перешли на адыгский язык. Некоторые включают в ряды абазин и садзов (коренные жители Гагрского района). Последние, однако, называли себя «ахалтцыс» (возможно родственно слову «ахаца» - мужчина) и «апсауа». Правда, садзский диалект ближе всего подходит к ашхарскому диалекту абазинского (ашхарцы жили в 19 в. в прилегающей к Садзен области Северного Кавказа). Правда, садзское и ашхарское наречие генетически ближе к абхазскому языке, чем к тапантскому диалекту абазинского. Собрать все эти фрагменты исторической, лингвистической и географической мозаики в цельную и непротиворечивую картину пока из известных мне ученых никому не удалось.
Загадка № 3 – Расселение и положение абазин до и во время Кавказской войны
Историко-этнографические карты 19 века показывают, что абазины на Северном Кавказе традиционно проживали на непосредственно прилегающих к Абхазии склонах Кавказского хребта. Т.е. перейдя из Абхазии хребет, путник попадал к родственным абхазам абазинам (Так случилось с разведчиком Торнау). Сегодня все абазинские села расположены на новых местах – ни одно из них не граничит с Абхазией.
В 19 в., однако, жизнь абазин не была мирной и благополучной. Судя по источникам, они были вынуждены регулярно менять место жительства из-за действий соседей (в основном кабардинских князей, считавших абазин подвластным народом) и военных кампаний времен Кавказской войны. Логика происходивших тогда процессов тщательно не изучена. Из того, что известно складывается впечатление, что абазины вели полукочевой образ жизни. Этот аспект также требует системного изучения, в том числе сравнении с бытом абхазов.
Есть и другие вопросы – почему часть абазин-ашхарцев в советское время переселилось в Псху? Каковы были связи абазин с Абхазией в советское время? и др.
Вскользь затронутые здесь темы нуждаются в объективном, логичном и возможно полном раскрытии, что надеюсь произойдет скоро.

К истории одного пицундского топонима

Упоминающиеся в исторических источниках (вплоть до нового времени) топонимы на территории Абхазии, особенно наименования пунктов в Бзыбской Абхазии, не всегда легко идентифицировать с современными поселениями. Грузиноязычные источники в этом отношении не исключение.
Какое-то время назад, читая книгу об истории средневековой Абхазии З.Анчабадзе (1959 г. стр. 258), наткнулся на такой пассаж : «... в одной дарственной грамоте Мамиа III Дадиани (1512-1533 гг.) говорится, что он жертвует Пицундскому храму «в Абхазии селения Айтарне, Аруха и Рабица, расположенные вокруг Бичвинты, и гору Айтарне с маслинами» (Исторический вестник, Тифлис 1925 г. на груз.).
Rapitsa

Collapse )

Три жены владетеля Абхазии

У владетельного князя Абхазии Михаила семейная жизнь была непростой. В юности, по желанию отца Сефер-бея, его невестой была определена дочь садзского князя Беслангура Ардба. Впервые свою жену Михаил увидел после венчания в 1829 г.
Chachba Hamut bey
Collapse )

«Узбек, с которым не сумел совладать Кац»

Речь здесь не пойдет ни о космополитах, ни о Бухаре.

Заинтересовала меня известная в Абхазии народная песня про Озбакя.

Решил разобраться в ее фактологической подоплеке, так как упоминаемые в ней два персонажа – Озбакь (в некоторых источниках известен как «Узбек») и Кац - являются историческими лицами. Оба принадлежат к одной из многочисленных и наиболее влиятельных в 19 веке дворянских фамилий Маан (Маргания).

Слов в песне не много.

Главная и ключевая фраза, ставшая «визитной карточкой» песни, гласит в оригинале:

«Кац дызмыхуаз Озбакь ахаца», что можно перевести как «Герой Озбакь, с которым не сумел совладать Кац».

Collapse )

О «низкорослых абхазах» и тонкостях перевода

Просматривая на досуге раздел исторических документов одного из сайтов (http://abkhazeti.info/history/History.php), основанный на интересном хотя и тенденциозном сборнике материалов с говорящим за себя названием «Абхазия- историческая область Грузии», случайно наткнулся на любопытную выдержку из описания абхазов английским консулом в Сухуме (1867 г.) Дж.Пелгрейвом следующего содержания (http://abkhazeti.info/history/20050616215255316013.php):

Collapse )

Владетель чихнул

Представляю свой перевод одного из коротких рассказов Д.Гулия. В интернете этого текста я не нашел. Есть ли русский перевод рассказа в печатном виде мне неизвестно.

Как указано у Д.Гулиа, все краткие истории были записаны им со слов стариков, прежде всего, его родного отца. Судя по всему, они основаны на реальных событиях. Часто фигурирует в них последний владетель Абхазии Михаил (Ахмудбей) Чачба.

GuliaT

Collapse )

Пуризм в языке

Во многих культурах существует практика «очищения» языка от заимствований. Конечно полная чистка, как правило, невозможна. Приходится ограничиваться какими-то рамками.
На протяжении письменного бытия абхазского языка проявлялись разные образцы подхода к иностранным заимствованиям. Часто такие подходы обуславливались политическими мотивами.
Другая особенность пуристских практик в Абхазии – одна эпоха «не помнит» или «плохо помнит» другую.
С необходимостью «фильтровать» лексику впервые столкнулись абхазские переводчики Библии еще до революции. Так, в первом «Отче наш» на абхазском для обозначения слова «земля, мир» употреблялось коренное понятие «апсабара» (ныне – «природа»). Далее почему-то перешли к заимствованному из арабского через турецкое посредство «адуней» («дунья» на арабском).
forbiddenwords

Collapse )

Загадка имени царя Георгия-Лаши

120px-George_IV_of_Georgia
Почему сын прославленой царицы Тамары властитель «объединенной Грузии» начала 13 в. Георгий IV был прозван, как отмечается в летописях, абхазским эпитетом «Лаша» - т.е. «светлый», «сияющий» (у летописца перевод изящнее – «просветитель вселенной»)?

Сын царицы Тамары и Давида Сослани (осетинский князь) был вполне выдающимся деятелем периода расцвета царства грузинского. Соответственно прозвище ему (а в летописях его «основное» имя Георгий часто вообще отсутствует заменяясь Лаша) могли дать, скорее всего, на языке престижном.

Почему язык абхазов был престижным через два столетия после трансформации Абхазского царства в Грузинское?


Collapse )